Цацорин Геннадий ВасильевичКОГДА МОЛОДОЙ ВЕТЕРАН, ГЕРОЙ РОССИИ ГЕННАДИЙ ЦАЦОРИН ПРИХОДИТ НА ВСТРЕЧИ С ЭЛЕКТРОСТАЛЬСКИМИ ШКОЛЬНИКАМИ, ЕМУ ЧАСТО ЗАДАЮТ ВОПРОС: "КАК СОВЕРШИТЬ ПОДВИГ?". В ЭТИ МИНУТЫ В ЕГО ПАМЯТИ ОТЧЕТЛИВО ВСТАЮТ СОБЫТИЯ ПЕРВОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ. "МЫ ПРОСТО БЫЛИ ОЧЕНЬ ОТВЕТСТВЕННЫМИ, ВОЕВАЛИ КАК МОГЛИ, - ГОВОРИТ РЕБЯТАМ ГЕННАДИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ - НИКТО НЕ ДУМАЛ О ПОДВИГАХ, И НИКТО НЕ ЗНАЛ, ОСТАНЕТСЯ ЛИ ЖИВ ПОСЛЕ ОЧЕРЕДНОГО БОЯ"...

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Выпускник Костромского высшего военного командного училища химической защиты лейтенант Геннадий Цацорин прибыл на свое первое место службы в конце августа 1994 года в составе 42-го армейского корпуса (ныне 58-я армия). Это был город Владикавказ, республика Северная Осетия. В памяти были еще свежи телевизионные репортажи из зоны осетино-ингушского конфликта. Волновались родители Геннадия и его жена Юлия. Тогда он пригласил их к себе во Владикавказ, чтобы убедились сами: теперь здесь безопасно. Родители, успокоенные, уехали, а Юля через месяц перевелась в местное медицинское училище, переехала к мужу в общежитие. Так было спокойнее для обоих.

Геннадию многое приходилось начинать с нуля - практика существенно отличалась от теоретической подготовки, которую преподавали в училище. Помогал начальник химической службы части подполковник Юрий Новиков. "Он целенаправленно готовил нас к войне",-вспоминает Геннадий. Воевать вскоре действительно пришлось.

В первых числах декабря вошли на территорию Чеченской республики. Их сразу же встретили стрельбой. Отвечать было нельзя: приказа открыть огонь не было. На границе с Чечней - первая потеря: от снайперской пули погиб лейтенант Константин Викесер. Бандиты регулярно вели обстрелы. Командование полка приняло решение открыть огонь, ведь жизни бойцов угрожала смертельная опасность. А официальный приказ пришел только через неделю!

"Мы стреляли не по мирным жителям - защищались от врагов. Поэтому ничего предосудительного в наших действиях не было", - Геннадий перебирает фотографии... Останавливает взгляд на полуразрушенном здании президентского дворца в Грозном.

Тогда Цацорину был всего 21 год, но он уже стал опытным военным, учил тех, кто немногим был моложе его. Когда начались боевые действия, понял, насколько сплотила всех опасность. Рядом находились надежные люди. И они не подвели.

КАРПИНСКИЕ ВЫСОТЫ

В годы Великой Отечественной их не смогли взять немцы. Сейчас неподалеку - нефтеперерабатывающий завод. В его резервуарах - хлор, аммиак и другие химические вещества. Если произойдет выброс, случится страшная катастрофа. Бандиты способны на все - даже на то, чтобы выпустить ядовитые пары из ре­зервуаров. Взводу Цацорина была поставлена непростая задача: не допустить туда бандформирований. Но на всякий случай бойцы определили возможность выброса и рассчитали время, за которое войска смогут преодолеть этот участок, если все-таки произойдет заражение. Вокруг все было заминировано. Цацорин вышел на связь с командованием. Попросил прислать саперов. За это время Геннадий оценил обстановку, сообщил все расчеты в штаб. Боевую операцию выполнили блестяще. Бандитов уничтожили. Блиндажи Карпинских высот, оставшиеся со времен Второй мировой, взяли с боем, и это при том, что заканчивались патроны и снаряды - в танках их оставалось не более десяти, а у кого-то и вовсе не более двух, хотя при полном комплекте их должно быть 45!

Вдобавок ко всему знали: впереди Грозный. Нужно было собраться с силами...

ШТУРМ

Полк входил в столицу Чеченской республики в новогоднюю ночь. В первое время боя практически не было. Поражало другое: навстречу бежали люди славянской внешности, падали на колени, целовали броню машин. Геннадию сразу вспомнились кадры документальной кинохроники - так встречали советских солдат в победные дни 45-го... "Мы отдали все свои сухпайки - люди были голодные, изможденные. За них было обидно до слез - бандиты издевались над ними, притесняли", - говорит мой собеседник. И тут же с горечью добавляет: "У них вся надежда была на нас, никто их спасать не собирался, и никому они не были нужны в России".

639-й полк, в составе которого был Цацорин, занял круговую оборону в Центральном парке культуры и отдыха. Начиналась поэтапная подготовка к штурму президентского дворца. Шла она в течение 8 дней, а 9 января двумя штурмовым и колоннами бойцы двинулись в сторону президентского дворца. Был сильный туман. Самого президентского дворца видно не было: из-за тумана здание сливалось с окружающими его пятиэтажными домами. Но лучше всего, безусловно, на местности ориентировались боевики. Они незамедлительно устроили "огневой мешок", выплеснув всю злость на головы незваных гостей огнем из стрелкового оружия и гранатометов. Вспыхнули несколько боевых машин. Загорелся БТР, где находились раненые. Пламя сбили с большим трудом. Но тут - новая напасть: рядом разорвалась минометная мина. Геннадия контузило. Когда он очнулся, то увидел страшную для войны картину: в рядах военнослужащих паника, шок, растерянность. Многие офицеры, как и он, контужены, есть раненые. Нужно было в считанные минуты принять единственно правильное решение. Превозмогая сильную головную боль - такой еще никогда не было в его жизни, Цацорин схватил несколько огнеметов и стал пробираться между машинами к голове колонны. В самом ее начале увидел машину своего друга Олега Колосова, командира роты. В машину попали из гранатомета. Колосов контужен. Он ничего не видит перед собой, но выкрикивает, надрывая голос, позывные Геннадия, просит прикрыть огнем. В этот миг почувствовал себя бесстрашным, выскочил на середину улицы, которая простреливалась со всех сторон, произвел несколько точных выстрелов по окружающим домам. Самый первый запомнился ему разлетающимся на десятки метров фонтаном стекол...

НАГРАДЫ

Позже в представлении на награду командир полка напишет: "Лейтенант Г.В. Цацорин в районе президентского дворца города Грозного во время мощного удара со стороны противника обнаружил и уничтожил из огнеметов штаб дудаевских снайперов вместе с боевиками, оружием и боеприпасами".

А когда стих грохот взрывов, воцарилась тишина. Но нельзя было думать даже о кратковременной передышке: предстоял штурм грозненского университета. Пример Геннадия вдохновил бойцов: пехота вышла из оцепенения и поднялась в атаку!

Многое довелось пережить Геннадию Цацорину на войне. Был ранен, когда вынес на себе из-под сильного огня офицера, но эвакуироваться в полевой госпиталь отказался - посчитал дезертирством. И остался на передовой. Он участвовал в самых сложных и опасных боевых операциях об этом говорят полученные награды медаль "За отвагу" и Золотая Звезда Героя России. Кто воевал, тот знает, как нелегко они достаются...